08:08 14/08/2017

Дети Ариадны. История четвертая: Максим

История Максима, 13 лет, г. Москва
–Максим, ты совсем юный. Расскажи, как так случилось, что наркотики появились в твоей жизни?
– Началось все с проблем с родителями. Они меня очень любят и пытались за меня построить мою жизнь. Ставили цели, которых было слишком много. Выстроили систему, по которой я должен был жить. Это было очень сложно.
–Как это проявлялось?
– У них были мечты, которые они хотели реализовать через меня. Было такое, что я не хотел делать, а меня заставляли. Например, музыкальная школа. Я ее окончил, хоть и не хотел. В моей жизни всегда были четкие рамки, границы. И я их просто порвал в один момент.
–То есть у тебя было все четко расписано: что и когда ты должен делать, но эти планы расходились с твоими внутренними желаниями?
– Именно. Мой протест начался с сигарет. Курить я начал в 11 лет, потом выпивать. Пришел в прошлом году в новую школу и познакомился там с людьми, с которыми были общие интересы. Я слушал провокационную музыку, в которой есть элементы употребления. Что было непонятно – я спрашивал у них. Они мне говорили, что раньше употребляли, и знают, кто может достать, дали мне номер… Потом я уже сам стал находить и употреблять. Вся моя жизнь в то время была связана с употреблением.
–А как ты осознал, что это для тебя становится проблемой? И осознал ли?
– Осознал, когда попал в наркологическую больницу. Я был на дне рождения у друга, там мы употребляли. Потом поехали на дачу, где тоже употребляли. Меня еле живого довезли в больницу. Через три дня мама забрала меня оттуда и не сделала ни одного упрека. Я видел слезы мамы и понимал, что это уже край. Но все равно продолжал употреблять. Мама предложила мне поехать в реабилитационный центр, и я согласился. Она приняла все меры, какие могла.
Я сюда приехал, отрицая. Я не признавал себя зависимым. Приехал сюда с дрожащими руками, не мог здраво мыслить…Теперь я осознал, что это проблема.
Моя мама–клинический психолог. Я прочитал половину ее литературы. Это и убивает. Как мне говорят психологи, у меня знаний на много лет вперед. Когда человек знает больше других, его начинают «сжимать». Здесь этого нет. А за пределами это было.
–Можно сказать, что ты был на уровень выше своих сверстников, и они тебя«давили»?
– Просто мне было неинтересно с ними. А если человек выбивается из системы, его ждет наказание. Я мог быть в этой системе, но я из нее вышел. И я был наказан.
–А ты знаешь, как с этим справляться? Ты же не хочешь вернуться к употреблению?
– Нет, не хочу. Я приеду сюда на второй год. Летом буду дома, вернее в разных лагерях, а потом вернусь сюда. Я не хочу идти в школу, потому что там будут какие-то мои знакомые. Закончу здесь 9 классов, а потом пойду в медицинское училище. Я здесь нагоняю химию, биологию. Потом пойду в медицинский вуз.


–Молодец, это круто. Все говорят, что боятся возврата к прежней жизни. Нужно накопить некий ресурс, чтобы на него опираться.
– Я не боюсь.
–Т.е. ты уверен, что не вернешься?
– Просто у меня уже есть установка, что если я вернусь к этому, то погублю себя. Это не страх, а уже установка: если я вернусь туда – меня ждет или смерть, или тюрьма. Я знаю, что тот, кто употребляет, постоянно катается по наркологическим диспансерам или реабилитационным центрам, попадает в тюрьму или умирает.
Я знаю, что если выйду отсюда через два года, то не сорвусь. А если этим летом, я не уверен.
–Твои отношения с родителями изменились сейчас?
– Я чувствую поддержку. Между нами взаимопонимание. Мы ничего не скрываем друг от друга, как это было раньше. У нас в семье не все открытые люди. Но сейчас мне легче находить контакт с ними. Недавно я ездил в поездку. Здесь такая система: копишь положительные баллы за что-то и едешь в поездку с ночевкой дома. Дома я чувствовал доверие ко мне. Мы разговаривали на любые темы, они ничего от меня не скрывали. Я шел с мамой по улице, она держала меня под руку, я был выше ее. Все это было очень приятно.
–О чем ты мечтаешь, кроме поступления в медицинский?
– Мечтаю, чтобы родители гордились мной. Мечтаю об успешной профессии – хочу быть психиатром. О нормальных друзьях. На следующем этапе я уже смогу поехать домой и там общаться с друзьями. Мне будет тяжело объяснить им, почему я исчез из их жизни на целый год. Я не смогу сказать своим друзьям, с которыми меня связывало что-то хорошее: «Извини, я наркоман, поэтому меня долго не было». Я не знаю, как это будет, но мечтаю, чтобы они остались в моей жизни. Чтобы я мог быть с ними откровенным. Это главные мечты.
– Может, ты расскажешь подросткам, которые нас читают, как им нужно жить, чтобы не свернуть на неправильный путь? Что им поможет?
– Когда я был на свободе, меня пытались запугивать. Говорили, что употребление – это плохо, показывали разные фильмы, читали статьи, но это мне никак не помогало. Я жил в употреблении, и мне казалось, что это нормальная жизнь. При мне людей избивали, сажали. Меня тоже могли спокойно посадить, потому что были моменты, когда я продавал наркотики, чтобы люди просто от меня отстали. У меня были огромные долги... Рано или поздно употребление к этому приведет. Я это знаю. Прошу тех, кто сейчас читает этот материал, задуматься, какое их ждет будущее, если они будут употреблять. Я, например, употребляя осознавал, но не хотел принимать то, что мне светит или смерть в 30 лет, или тюрьма. Здесь у меня появились настоящие мечты. И это важно.
–Как ты думаешь, все эти беседы в школах о вреде наркотиков эффективны? Что нужно сделать, чтобы антинаркотическая пропаганда работала?
– Это всё высмеивается, и я высмеивал. Честно говоря, я не знаю, что нужно для этого. Надо это пережить на своей…НЕТ!!! Лучше это не переживать, потому что это ужасно. И слава богу, что я сюда попал. Я здесь не просто так. Если человек хочет бороться, он борется. А когда ему просто показывают какое-то кино или рассказывают все эти сюжеты, это не то. Когда я даже видел вживую всех этих людей, мне не было страшно. Так что тогда говорить о фильмах?!
–Может, тебе есть что сказать родителям, у которых маленькие дети или дети-подростки? Что посоветовать им, чтобы не было в их семье такой ситуации? Ты молодец, ты выкарабкался. А ведь у некоторых все заканчивается трагически…
– Посоветую всем родителям не ограждать детей от каких-то погрешностей, не ставить им очень много запретов, их обязательно захочется нарушить. Надо давать к чему-то «притронуться», попробовать. Я не говорю о наркотиках, но что-то нужно давать детям почувствовать на своей шкуре. Есть такой интересный пример. Если мать скажет ребенку, что нельзя трогать горячий утюг, это никакого опыта ребенку не принесет. И когда он дотронется до холодного утюга, то подумает, что мама ему сказала неправду. А если дать ребенку дотронуться до чуть-чуть горячего утюга, он одернет ручку и поймет, что может быть больно, а сейчас ему просто повезло. То есть нужно давать ребенку что-то пробовать, но не в полной мере. Конечно, я говорю не о наркотиках.
– Спасибо, Максим, за откровенный разговор, за такие важные слова. Я уверена, что у тебя все будет отлично.

Просмотры: 472 Автор статьи: MyOktyab

Комментировать могут только Авторизованные пользователи Регистрация