10:09 12/09/2021

В Октябрьском могут вырубить "березовую рощу"

Не «спальным районом», а рабочим поселком был когда-то Октябрьский. До Великой Отечественной в нём проживало около шести тысяч человек, полтысячи из которых было призвано Раменским горвоенкоматом на фронт. Домой вернулись не многие... Об этом рассказывает Надежда Алексеевна Лымарь. Вы уж простите, что я её называю не так, как сейчас, в соответствии с новыми «стандартами», принято, а по -старинке - по имени-отчеству, но мне кажется, она этого заслужила: Надежда Алексеевна - краевед, писатель, член Союза журналистов России. А ещё она - руководитель организации «Дети войны в Октябрьском».

- На полях сражений геройски сложили головы 305 жителей поселка, - рассказывает она, - 118 воинов пропали без вести, горе войны коснулось почти каждой семьи, и в пятидесятых годах директор Октябрьской семилетней школы № 54 Леонид Сергеевич Богородский - тоже бывший фронтовик, дошедший до Берлина, кавалер двух орденов «Красной Звезды» других боевых наград, предложил посадить в начале поселка - на месте, где когда-то во время войны стоял зенитный полк, охранявший подступы к Москве,

молодые берёзки. Сажали их не только мы, тогдашние дети. Сажали и взрослые. Саженцы привозили в школу, и каждая семья в память о своем погибшем воине высаживала своё будущее дерево, ухаживала за ним, а потом навещала это памятное место. К этим березкам - а их посадили более трёхсот, была проложена тропинка, которую в народе прозвали «Вдовьи слезы». Что ни березка, то погибший солдат, своего рода «Бессмертный полк Октябрьского». Кроме того, на сельском кладбище, расположенном через дорогу напротив березовой рощи, со времен войны находится братская могила пятерых воинов, погибших и захороненных на территории нашего поселка. Ветераны войны, - те, кто вернулся с фронта, возвели там памятник с остроконечной красной звездой, и жители поселка по весне всегда убирали эту братскую могилу. Прошло время, памятник пришел в негодность, тогда старожилы, работники нашего кладбища, возвели обелиск, поставили новую изгородь. И каждое 9 мая и 22 июня после митинга у стелы Воину-освободителю, жители Октябрьского навещают дорогие сердцу могилы, возлагают цветы, а ветераны рассказывают своим уже правнукам о войне, о том, как поселок переживал те страшные дни. Но ветеранов осталось совсем мало, и теперь мы, члены организации «Дети войны в Октябрьском» тоже проводим в школах и детских садах «Уроки Мужества», где рассказываем детям о той страшной войне и о том, что пришлось пережить нашему героическому поселку. Мы всё делаем для того, чтобы навсегда сохранить память о погибших солдатах, героях нашего поселения.

 

Но пока одни проводят беседы, другие занимаются вещами более практичными. Для кого-то земля с растущими на ней берёзами - память о погибших на войне предках, а для кого-то - квадратные метры площади, которая может стать очень даже полезной, если её «правильно» использовать. Для собственной пользы. Да, есть так называемые «категории защищённости», есть «виды разрешённого пользования» и т.д. То есть «по букве» закона далеко не на каждом участке земли можно строить то, что придёт в голову каждому застройщику. Нельзя, например, на землях сельскохозяйственного назначения строить коттеджные посёлки или таможенные склады. Нельзя. Но, знаете... Ведь иногда строятся же... Нельзя просто так вырубать леса - «лёгкие больших городов». Нельзя. Но... Как говорится, «если нельзя, но очень хочется, то можно».

Ну, подумаешь, - вырубит кто-то часть какой-то рощи... Да, леса в Подмосковье в последние десятилетия таяли, как полярные снега под воздействием глобального потепления. Причины, правда, другие: то жук-типограф нападёт, то инвесторы - ещё те жуки... В общем, с «лёгкими больших городов» у нас проблемы, как у больных ковидом... Вот и этот участок с памятным лесом, несмотря на то, что категорию защищённости имеет - «леса расположенные в лесопарковых зонах», судя по всему что называется «попал»... В сферу чьих-то коммерческих интересов... И родился «Типовой договор аренды лесного участка для строительства и эксплуатации водохранилищ, иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений, морских портов, морских терминалов, речных портов, причалов №50-0586-14-12-14.»

У людей, живущих в этих местах да и просто знакомых с географией Подмосковья, может возникнуть наивный вопрос: «Простите, а какие водные объекты находятся в районе Октябрьского? Да, «пригород Люберец» - город-герой Москва, конечно, «порт пяти морей», но не до такой же степени!.. Или по Новорязанскому шоссе планируют пустить баржи? Интересная мысль, глобальная... Но что-то таких планов никто не озвучивал.

Однако же, согласно пункту 1.3. этого договора, арендатору - ООО «Домострой Универсал» - лесной участок передается «с целью строительства и эксплуатации системы для осушения и обводнения лесных площадей, объекта системы охраны гидротехнического сооружения». Каких сооружений? Можно ли считать гидротехническими сооружениями, например, автотехцентр «Мирный» или стоящий рядом магазин «Милитарист»? (Интереснейшее, согласитесь, созвучие названий...) Или другие придорожные торговые объекты? Если через них и текут потоки, то скорее финансовые, а не водные...

А тут ещё и двое «чёрных вестников» - работников-геодезистов, которые, как известно, являются первыми и главными признаками будущей застройки, признались, что они «привязывают к местности складские помещения, под которые будут вырубаться деревья». Представляться и сообщить организацию, работниками которой они являются, геодезисты, естественно, отказались...

Вот и пришли дети войны к выводу, что «осушать» собираются разве что «вдовьи слёзы»...

Знаете, у нас как водится: когда на ком-нибудь начинает «гореть шапка», сразу возникают отговорки типа «да нас не правильно поняли!..», «Да вы не разобрались, а шумите!..» и т.д., и т.п. Что «правильно всех и всё понять», депутат Совета депутатов Городского округа Люберцы Юрий Байдуков написал генеральному директору ООО «Домострой Универсал» Владимиру Рузаеву запрос, в котором попроси «сообщить в установленный законом срок о планируемой деятельности на указанном арендованном земельном участке, а также, будет ли осуществляться в дальнейшем вырубка лесных деревьев, если да, то в каком объёме и с какой целью»?

Кажется, что вопрос простой и понятный? Можно ли на него ответить так, чтобы всё было не очень просто и совсем не понятно? - Можно! Например, вот так:

«...использование лесного земельного участка с кадастровым номером 50:22:0020101:11639 будет осуществляться по назначению в соответствии с законодательством РФ и заключённым Договором аренды лесного участка № 50-0586-14-12-14 от 28.01.2021.

Вырубка лесных деревьев будет производиться согласно утвержденному Комитетом лесного хозяйства Московской области проекту освоения лесов».

Вы что-нибудь поняли? «Водохранилище» появится возле Рязанского шоссе или всё-таки склад? «Освоят» ли посаженную в память о погибших в Великой Отечественной рощу «под корень» или пару деревьев всё-таки оставят?

И тогда Дети войны обратились в Межрайонную природоохранную прокуратуру Московской области, откуда теперь ждут ответа. Они просят провести прокурорскую проверку в отношении законности выделения этого земельного участка в 49-летнюю аренду ООО «Домострой Универсал» и принять меры по отмене этого выделения. Просят разобраться с законностью заключения «типового договора аренды лесного участка для строительства и эксплуатации водохранилищ, иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений, морских портов, морских терминалов, речных портов, причалов...» в отношении участка, где ближайшая вода, если не считать водопроводных кранов, находится на глубине четырёх метров... Просят запросить в Комитете лесного хозяйства Московской области проект освоения лесов в части подлежащей вырубке лесных деревьев на дорогом их сердцам лесном участке, проверить его опять же на предмет законности и принять меры прокурорского реагирования.

Проблема ещё и в том, что, как пояснил знакомый юрист в этой истории затронуты интересы так называемого «неопределённого круга граждан», то есть права какого-то конкретного человека, владевшего бы, например, этим участком, не нарушаются. А значит, прокуратура хотя и имеет право заняться этим вопросом, но не обязана... То есть право на то, чтобы пойти, например, в суд и отстоять «Вдовьи слёзы» у неё есть, но воспользуется ли прокуратура этим правом? Вот вопрос...

Вопрос, на который вряд и можно ответить без ответа на другой вопрос: «Кому это выгодно?» Кто с кем договорился о судьбе этой рощи. Потому что в лесничестве, «голова» которого находится в другом «полушарии» Подмосковья, может и не знают вообще, что это не просто берёзки, посаженные когда-то «не в том месте», где могли бы и дальше спокойно расти. А если знать, что арендная плата за этот участок возле Новорязанского шоссе составляет согласно договору всего 121 829 (Сто двадцать одну тысячу восемьсот двадцать девять) рублей 10 копеек в год!.. то за судьбу берёзок становится ох, как боязно!..

Источник: газета мир новостей от 18 августа  2021 г. №34(1443) 

Просмотры: 185 Автор статьи: MyOktyab

Комментировать могут только Авторизованные пользователи Регистрация