11:07 24/07/2017

Дети Ариадны. История третья: Вера

История Веры, 17 лет, г. Москва

– Вера, расскажи, как случилось так, что ты здесь оказалась. Как начался твой опыт употребления? Почему это произошло?
– Наверное, как обычно - все начинается с семьи. Когда мамы либо слишком много, либо ее не хватает. Моя мама стюардесса, дома она почти не бывала. Я чувствовала себя одинокой, ненужной. Сначала я начала курить, потом попробовала алкоголь, мне не понравилось. Нужно было попробовать что-то еще. Я была в таком окружении, где все это уже было.И я чувствовала, что я не одна.
– И сколько тебе было, когда это началось?
– Примерно 13 лет. В 15 я уже поняла, что это не мое, что я качусь по наклонной. Я познакомилась с хорошим молодым человеком, с его родителями, он старше меня на 9 лет. Мы встречались. Тогда я просто курила и больше ничего.
Я переехала к молодому человеку. Дома я чувствовала себя ненужной, а ему я была нужна. Я это чувствовала. Когда мы прожили вместе год, нам предложили попробовать наркотик. Он пробовал, но мне не давал. Я сказала, что если он сам мне не даст, то я найду где взять. Тогда он дал мне его, чтобы оградить меня от такого общения. И мне, и ему все это понравилось, и в последний год мы оба подсели на наркотики. Когда мама узнала, она меня забрала и отправила в больницу, потом сюда.
– А тебе не было страшно? Ведь так много везде информации о влиянии наркотиков.
– Я всегда считала, что главный опасный наркотик – это г****н. Все остальное неопасно. Травку я считала неопасной. Думала, что человек может курить ее, а может не курить. Я употребляла а*******н. Знала, что если его нет, человек нормально живет. У меня не было каких-то зависимых мыслей. Я думала, что есть только физическая зависимость, но, оказывается, психологическая зависимость есть, и она серьезнее физической. Поэтому я тогда не боялась. Сначала употребляла, когда есть, потом чаще – через 2-3 дня, потом через день, каждый день и 3 раза в день. Тогда я поняла, как это тяжело и страшно.
– А как через год употребления складывалась ваша жизнь с молодым человеком?
– Сказывалось зависимое поведение. Очень много скандалов, споров, невосприятие потребностей другого человека. Было много скандалов, ссор. И я не знала, как это исправить. Я хотела вернуть то, с чего все начиналось, но не знала, как это сделать. Было тяжело и страшно.
– Желание избавиться от зависимости было твоим лично, или это мама так хотела?
– Этого хотела лично я. И мой молодой человек понимал это. Но мы уже не знали, что можем сделать.
– Он сейчас тоже в реабилитационном центре?
– Вроде бы нет. От подруги я слышала, что он не употребляет сейчас. Но при встрече я скажу ему, что ему тоже нужен реабилитационный центр.
– А как твоя жизнь складывается здесь? Что ты получаешь от Центра?
–Мы приобретаем очень много новых навыков. С нами работают психологи. Тебе помогают что-то осознать. Именно помогают, а не заставляют. Сейчас для меня здесь зона комфорта. За меня планируют день, меня учат, кормят, со мной занимаются психологи, занятия с которыми за пределами Центра стоят очень дорого. Здесь просто комфортно. Я уже на предпоследнем этапе. Это означает, что я время от времени езжу домой. Потом мы с психологами прорабатываем все моменты, которые происходили дома. Здесь у меня все хорошо.
– Ты ощущаешь, что уже готова выйти отсюда и войти в обычный мир?
– Конечно, мне пока страшно. Готова или нет? Главное, иметь какие-то ресурсы, на которые я смогу опираться. Теоретически я готова. Но теория и практика – это разные вещи. Я не могу быть уверена на 100%.


– А какие твои ресурсы?
– Я не буду говорить о внутренних ресурсах, но могу сказать о внешних. Это отношения с родителями, которые мы здесь прорабатываем. Это моя лучшая подруга, которая не употребляет, на которую я тоже могу опираться. У меня есть маленькие братик и сестренка, и я чувствую, что должна им что-то дать.
– О чем ты мечтаешь?
– Мечтаю стать психологом. Мечтаю, чтобы семья была дружная. Чтобы с мамой, братиком и сестренкой все было хорошо, и чтобы у них жизнь сложилась. Хочу заниматься любимым делом. Хочу, чтобы в моей жизни было что-то такое, что пересекается с адреналином и азартом. Например, прыжки с парашютом. Это не то чтобы полезно, но это адреналин и в то же время не наркотики.
–Может, ты что-нибудь посоветуешь нашим читателям? Есть, наверное, подростки, которые стоят сейчас на распутье. Может, попали в какую-то компанию, или что-то уже происходит в их жизни, и они не знают, что делать. Что им посоветуешь?
– Посоветую им не бояться обратиться за помощью. Не бояться поделиться с родителями. Не думать, что они тебя сразу закроют за решетку или что-то плохое с тобой сделают. Например, моя мама спрашивает меня, почему я не рассказала ей, что мы с моим молодым человеком оказались в такой ситуации? Может быть, сразу бы обратились в Центр, и все уже давно решилось бы. Да, я боялась, мне было страшно признаться, я боялась, что мама просто от меня откажется. Но это была ошибка. Тем, кто столкнулся с этим, я посоветую не бояться обращаться за помощью. Не нужно надевать «розовые очки» и думать, что ты справишься сам. Это психологическая зависимость, от нее сам не уйдешь.
– Основная наша читательская аудитория – люди около и после тридцати, у которых уже есть дети. А им ты что скажешь? Как не допустить наркотики в жизнь своих детей?
– Я им посоветую искренне интересоваться детьми, что с ними происходит. Чтобы дети чувствовали, что это не формально. Чтобы человек был открыт тебе, мог подойти и искренне заявить о своих переживаниях. Избегать стандартных вопросов типа «как дела в школе, на работе?» и т. д. А интересоваться, что человек переживает в связи стем, что у него в жизни происходит. Если в семье такие отношения, она становится действительно семьей – тем местом, где тебя могут защитить, и где ты чувствуешь себя собой.

Просмотры: 519 Автор статьи: MyOktyab

Комментировать могут только Авторизованные пользователи Регистрация